ЩЕЛКУНЧИК@ПЕРЕЗАГРУЗКА

IV ДЕЙСТВИЕ

Между 3-й и 4-м действиями хореографическая композиция «Погоня» на музыку пролога. В это время сцена наполняется новыми атрибутами: компьютерные кресла, столик, в разных местах расставлены компьютерные клавиатуры на пюпитрах, за ними работают дети-роботы. Погоня заканчивается пленением модели и Мари стражниками башни. Пленниц уводят, на сцену выходят Щелкунчик и капрал Кэри.

Часть 1-я

ЩЕЛКУНЧИК: Ну, чем порадуешь, Кэри, что новенького на «Седьмом Небе»?

КАПРАЛ: Лайки Щелкунчик!

ЩЕЛКУНЧИК: Давай без формальностей, хорошо?

КАПРАЛ: Но… субординация, сир?

ЩЕЛКУНЧИК: Ну да, ну да, субординация… Спасибо, капрал! Итак…

КАПРАЛ: На Ваш выбор, Ваше Высочество: особенности протокола дня, предложения по релаксации, пятничное меню, шоу «Мисс Интернум»…

KbIke5_gwDwЩЕЛКУНЧИК (недовольно морщась): Я же просил что-нибудь новенькое.

КАПРАЛ: Простите, сир, — протокол! Вы же сами его составляли!

ЩЕЛКУНЧИК (все больше выражая недовольство): Ну, составлял, ну и что? Нельзя, что ли, как-то оживить, разнообразить, откреативить?

КАПРАЛ (с недоумением): Если я Вас правильно понял, сир, Вы предлагаете… на-ру-шить протокол?

ЩЕЛКУНЧИК (оправдываясь): Нет, нет, ты что, я и не думал… Не нарушить а…

КАПРАЛ: А…

ЩЕЛКУНЧИК (в раздумье покачивая рукой): А…

КАПРАЛ (услужливо пытаясь предугадать следующее слово): А…

ЩЕЛКУНЧИК: А… улучшить, уточнить, так сказать!

КАПРАЛ (радостно): Уточнить?! Это всегда пожалуйста! Вам какую опцию, сир?

ЩЕЛКУНЧИК: По твоему усмотрению…

КАПРАЛ: Тогда могу предложить Ваше пятничное меню, — в нем есть изюминка!

ЩЕЛКУНЧИК (как-будто превый раз слышит это слово): «Изюминка»… (вздохнув) Э-х, давай изюминку…

КАПРАЛ: Изюминка для Щелкунчика!!!

Музыка, на сцене официант – в руках поднос, на нем сосуд с напитком, два стакана и две вилки и нож, завернутые в салфетки, большое блюдо, на блюде две изюминки. Поднос ставят перед Щелкунчиком. Капрал наливает из сосуда в один стакан и дает пить официанту (проверяют, не отравлено ли), потом берет изюминку вилкой и тоже дает съесть ее официанту. Официант долго жует, глотает, и показывает мимикой: «Как вкусно». Щелкунчик смотрит на эту картину с нескрываемым удивлением. Капрал, с довольным видом, делает шаг от стола, показывая, что затрак для Его Высочества готов.

ЩЕЛКУНЧИК: Что это… такое, капрал?!

КАПРАЛ: Изюминка, сир!

ЩЕЛКУНЧИК: В моем пятничном меню одна изюминка?

КАПРАЛ: Так точно, Ваше Высочество!

ЩЕЛКУНЧИК: Да Вы с ума сошли..

КАПРАЛ: Никак нет, сир, здесь так и написано: «Завтрак с изюминкой».

ЩЕЛКУНЧИК (закрывая глаза рукой «с кем мне приходится иметь дело!»): Боже мой…

КАПРАЛ (испуганно): Сир, вам плохо? Срочно витакапсулу, принцу плохо!!!

ЩЕЛКУНЧИК: Да успокойтесь вы, капрал, я в порядке.

КАПРАЛ: Лайки, Щелкунчик!

ЩЕЛКУНЧИК: Лайки, лайки… балалайки…

КАПРАЛ: Не понимаю, сир…

ЩЕЛКУНЧИК: Ладно, проехали. Есть там что-нибудь еще, в этом протоколе?

КАПРАЛ: На завтрак?

ЩЕЛКУНЧИК: Да, нет, вообще.

КАПРАЛ: Есть. Последний раздел – «Чрезвычайные происшествия»…

ЩЕЛКУНЧИК (оживившись): Отлично! Давай, что там у нас…

КАПРАЛ: А… тут… в общем-то, ничего особенного…

ЩЕЛКУНЧИК: Не тяни резину!

КАПРАЛ (тупо орет и застывает в выправке): Так точно, сир!

ЩЕЛКУНЧИК (слегка раздраженно): Читай же.

КАПРАЛ: А-га, вот: обитатели гигаполиса Гамбургер…

ЩЕЛКУНЧИК: Чего?!

КАПРАЛ: Простите, сир,- Гамбурга! Обитатели Гамбурга из-за сбоя в пищепроводе получили на ужин коктейль из сырой нефти.

ЩЕЛКУНЧИК: Какой ужас… И что, были жалобы?

КАПРАЛ: Что вы, сир! Теперь все юзеры Гамбурга обсуждают в сети достоинства нового дессерта от Щелкунчика.

ЩЕЛКУНЧИК (передергивая плечами): Фу, какая гадость! Пищепровод починили? Хорошо, что дальше.

КАПРАЛ: Модель Алгебра выбыла из шоу «Мисс Интернум»…

ЩЕЛКУНЧИК (праздно интересуясь): Да, и в чем дело?

КАПРАЛ: Да так, пустяки: у нее закончились циклы.

ЩЕЛКУНЧИК (становясь серьезнее): Но разве финалисты шоу не получают дополнительных циклов?

КАПРАЛ: Так было в прошлом сезоне, сир, если Вы помните…

ЩЕЛКУНЧИК: А что у нас в этом году?

КАПРАЛ: Программа «Кракатук», Ваше Высочество…

ЩЕЛКУНЧИК: Ах, да! Совсем забыл…

КАПРАЛ: Виртуальное бессмертие только для победителя шоу, поэтому все прочие бонусы отменены.

ЩЕЛКУНЧИК: А кто отменил бонусы?

КАПРАЛ (с некоторым благоговением): Если позволите, Её Высочество Перлипа!

ЩЕЛКУНЧИК (вскакивая с кресла): Перлипа?! Не может быть! Она никогда не была такой…

КАПРАЛ: Прекрасной? Вы правы, сир, она прекрасна в своем виртуальном образе!

Походив взад-перед с задумчиво-угрюмым лицом, снова садится в кресло и с железом в голосе

ЩЕЛКУНЧИК: Дальше.

КАПРАЛ: На пятом ярусе башни схвачены две террористки из Дакграунда…

ЩЕЛКУНЧИК (буквально подпрыгивая с кресла): На пятом ярусе?! Как они могли там оказаться? Дроны должны были их нейтрализовать еще за третьим радиусом защиты!

КАПРАЛ: Сам не понимаю, сир! Но… дроны их не заметили, и сигнализация не сработала!

ЩЕЛКУНЧИК: Перлипа, ты это слышала?

ПЕРЛИПА (только ее голос, максимально бесстрастный, как-будто робот, но все же человеческий): Да, мой господин.

ЩЕЛКУНЧИК (обижено): Я же говорил, прекрати называть меня господином!

ПЕРЛИПА: Хорошо, дорогой, я поняла.

ЩЕЛКУНЧИК: Ну, что ты об этом скажешь?

ПЕРЛИПА: У меня недостаточно информации, дорогой.

ЩЕЛКУНЧИК: Но ты уже месяц в киберпространстве, неужели…

ПЕРЛИПА: К сожалению, дорогой, психосоматическая оцифровка еще не завершена и мои возможности ограничены.

ЩЕЛКУНЧИК: Прости, милая, я понимаю… Но… мне так тебя не хватает, хочется поскорее быть рядом с тобой.

ПЕРЛИПА: Не беспокойся, дорогой, я здесь, я все вижу и слышу.

ЩЕЛКУНЧИК (растерянно-огорченный): Да, да, я знаю, но… Хорошо… Что же нам делать с этими диверсантами? Еще немного и они бы проникли в Зал Глобального Сервера.

ПЕРЛИПА: Это крайне опасно. Необходимо повысить степень защиты башни.

ЩЕЛКУНЧИК: А эти… террористки, с ними-то как теперь быть?

ПЕРЛИПА: Кодекс Интернума предписывает немедленную утилизацию.

ЩЕЛКУНЧИК: Да знаю я кодекс! Но, ты же не думаешь, что я способен на такое?

ПЕРЛИПА: Да, дорогой.

ЩЕЛКУНЧИК: «Да» — да, или «да» — нет?

ПЕРЛИПА: Ты должен решить это сам, дорогой. Я приму любой вариант. Но знай – кодекс нельзя нарушать.

ЩЕЛКУНЧИК: Ладно, капрал, ведите их сюда, а там что-нибудь придумаем.

КАПРАЛ (открыв рот от удивления и издав пару нечленораздельных звуков): Прямо сюда, в Зал Глобального Сервера?! А… а… как же инструкции?

ЩЕЛКУНЧИК (взрываясь в гневе, кулаком по столу, так, что все разлетается): Троян тебя побери! Я же сказал, — тащи их сюда, и поживее!!!

КАПРАЛ (испуганно): Будет исполнено, Ваше Высочество! (приложив руку к невидимому наушнику и быстро уходя со сцены) Арестованых к Щелкунчику, немедленно!

Щелкунчик тоже уходит за кулисы или прячется за главный компьютер, а на сцену стражники выводят Мари и Алгебру

Часть 2-я

КАПРАЛ: Так, так, так, любопытненько – андроиды в башне! И как это вас, милые, сюда занесло? Вам что, память отформатировали? Так мы восстановим, нам не трудно… Отвечайте немедленно: что гласит шестая статья кодекса, параграф первый, пункт 13!!! А?… Что?… В горлышке пересохло? А ручки у нас спотели, и коленочки-то трясутся, совсем как живая… пока еще… Что, водички? Это сейчас… (Наливает воды в бокал и, выплескивая в лицо модели, орет) Говори, глюканутая юза, кто вас сюда прислал, ну?!!!

АЛГЕБРА (вся трясясь от страха): Я…я…я… не хотела! Это они… они меня хотели убить… Моя мышка… у меня… у меня… последний цикл…. а-ха-ха-ха… (рыдает)

КАПРАЛ (издевательски): Мышка, последний цикл? Это хорошо. Это очень хорошо – «мыш-ка». Ну-ка отсканируй эту «мышку»…

Стражник сканирует модель и показывает результат капралу

АЛГЕБРА: (обижено хмыкая): Я не «мышка», мое последнее имя Алгебра.

КАПРАЛ (передразнивая): «Мое последнее имя…» Твое последнее имя — «утилизация»! Если, конечно, ты все нам не расскажешь: кто, с какой целью, и, главное, КАК.

АЛГЕБРА: Я все, все расскажу, только прошу вас…, добавьте мне циклов… пожалуйста!

КАПРАЛ: Хм. Почему бы и нет? 30 тебе хватит, дорогая?

АЛГЕБРА: А… разве столько живут?

КАПРАЛ: Андроиды? Не-е-ет! Да ты на себя посмотри, сколько тебе? Двадцать пять. Твой срок пользования истек, ты – генетический мусор. А теперь посмотри на меня, сколько мне дашь?

АЛГЕБРА: …?

КАПРАЛ: Я зависаю в Интернуме уже сорок циклов, и поверь мне, это не предел!

АЛГЕБРА: Но вы же – хэдеры!

КАПРАЛ: Добро пожаловать в высшую расу, дорогая! (подходит к клавиатуре, что-то набирает на ней, говорит, слегка наклонившись) Андроид модель 131 – информация.

ПЕРЛИПА (голос): Андорид модель 131, срок пользования истекает через 15 минут, приготовиться к утилизации.

Модель в ужасе закрывает рот руками, капрал жестом руки показывает – «Спокойно, все под контролем!»

КАПРАЛ: Бонус-программа… (наслаждаясь значимстью совершающегося действия, подняв вверх указательный палец, патетически произносит) «Макропулос».

ПЕРЛИПА (голос): Принято. Поднесите мышку андроида к идентификатору.

КАПРАЛ: Мадмуазель!

Приглашает модель к терминалу, она в нерешительности заносит руку над идентификатором

МАРИ: Остановись, Алгебра, не делай этого, ты погубишь себя и наших друзей!

КАПРАЛ: А-а-а! вот и вторая птичка запела. Осталось только выяснить, какого ты полёта.

МАРИ: Я ничего вам не скажу, пока не увижу Щелкунчика!

КАПРАЛ: Щелкунчика?! (гомерический хохот стражников) Щелкунчика… И ты, вирусная прога, смеешь произносить его высочайшее имя без лайка, и даже требовать личной встречи? Это ж в каком инкубаторе выводят такие экземпляры? (все еще посмеиваясь, хватает Мари за руку и сканирует – осечка). В чем дело?! (пробует еще раз – осечка)… Не понял… (отшатывается от Мари, как от прокаженной). Кто, кто ты такая? И где твоя мышка, андроид?!

АЛГЕБРА: Я, я, я вам всё про неё расскажу!

КАПРАЛ: И то правда! Мышку в идентификатор, живо!

ПЕРЛИПА (голос): Андроид опознан. Операция по продлению циклов началась.

Звучит цифровая какофония, громкость нарастает

МАРИ: Алгебра, миленькая, ради всего святого, не надо!

АЛГЕБРА: Надо, Мари, надо! Это же тридцать циклов – целая вечность в Интернуме!!!

МАРИ: Тридцать циклов закончатся очень быстро, Алгебра! А твоя вечность будет ужасной! Остановись, пока не поздно!

Какофония резко обрывается на финальном торжественном аккорде, звучит шквал аплодисментов и фанфары

ПЕРЛИПА (голос): Андроид модель 131 – добавлено 30 циклов, 30 циклов.

Алгебра подпрыгивает, визжа от восторга, бросается на Кэри и целует его в щёку. Тут же с ненавистью поворачивается к Мари

АЛГЕБРА: Это она, она все устроила! Это она меня сюда притащила! Теперь ты за все ответишь, хэлуйка Мари! (залепляет Мари пощечину)

КАПРАЛ: Эй, эй, эй, ну-ка остынь, это мы и без тебя умеем! Давай-ка по порядку: откуда твоя подруга и почему Интернум не может ее опознать?

АЛГЕБРА: Подруга? Ха! Какая же она мне «падруга»? Я и раньше-то с отбросами не общалась, тем более теперь… (с гордостью покачав раскрытой ладонью правой руки)

КАПРАЛ (с сарказмом): Оставь свою ненависть на ужин, дорогая. И помни, что сегодня ты могла лечь натощак.

АЛГЕБРА: Да вы себе представить не можете, какое это чудовище! «Госпожа Мария» — так тебя называют теперь в Дакграунде? Представляете, эти изверги возомнили, что снова станут людьми, и что вот эта вот… Мари им в этом поможет!

КАПРАЛ: Да? И каким же образом?

АЛГЕБРА: А это вы у нее спросите. Ведь это она кричала: «Я уничтожу Интернум! Я спасу Щелкунчика!»

КАПРАЛ: Сумасшедшая! «Спасти Щелкунчика!», — ты и вправду так говорила? Впрочем, это неважно. Гораздо важнее знать – кто ты?

АЛГЕБРА: Эти чёкнутые хэлуи называли ее Человеком.

КАПРАЛ: Что… что ты сказала? Человеком?! Да этого не может быть! Уже двести циклов, как на земле нет ни одного человека. Только андроиды!

АЛГЕБРА: (горделиво-заносчиво): И хэдеры!

Капрал с улыбкой отдает ей честь двумя пальцами

КАПРАЛ: Что молчишь, Мари? Может, скажешь нам – ты человек?

МАРИ: А разве вы не видите?

КАПРАЛ: Нет, вы это слыхали?! Это же сущая ересь!!! (вдруг осекается, подносит правую руку к портативному наушнику) Да, сир… Слушаю, сир… Как изволите, Ваше Высочество! (приказным тоном) Всем покинуть помещение! (обращаясь к Мари) А ты останься.

МАРИ: Но почему, что я вам сделала?!

КАПРАЛ: Стой здесь и не двигайся! И помни – я вижу каждое твое движение.

АЛГЕБРА: Что, допрыгалась, «спасительница»! Теперь тебе никто не поможет!

КАПРАЛ: Уходим!

На сцене темнеет так, что свет выделяет только фигуру Мари, которая испуганно озирается по сторонам; раздаются звуки работающей электроники, металлические щелчки

Часть 3-я

ПЕРЛИПА (холодный роботизированный голос): Неопознанный андроид, встаньте на колени и положите руки за голову.

МАРИ: Простите, это вы мне?

ПЕРЛИПА: Вопросы воспрещены, выполняйте команду.

МАРИ: Я не буду выполнять ваши глупые команды, тем более, что я вас даже не вижу!

ПЕРЛИПА: Выполняйте команду. За неподчинение – досрочная утилизация.

МАРИ: Утилизация?! Но что я такого сделала?!

ПЕРЛИПА: Повторяю…

МАРИ: Постойте, я… я поняла. Я сделаю, как вы сказали.

В страхе встает на колени, молится

МАРИ: Господи, помоги мне, пожалуйста! Как же я спасу Щелкунчика, если меня… утилизируют?!

ПЕРЛИПА: Положите руки за голову.

МАРИ: Да, да, я уже… Вот…

ПЕРЛИПА: Неопознанный андроид, вы обвиняетесь в нарушении Кодекса Интернума по следующим статьям: статья 358 – повреждение идентификационной метки класса «Мышь»; статья 756 – организация преступного сообщества: статья 33 – несанкционированое проникновение в зону Глобального Сервера. Ваши преступления против системы превысили порог толерантности Интернума и вы приговариваетесь к немедленной утилизации, к немедленной утилизации.

МАРИ: Постойте, постойте!!! У меня должно быть право на защиту… или хотя бы на последнее слово!

ПЕРЛИПА: Вы лишены всех прав и достоинств юзера. Приговор привести в исполнение.

МАРИ: Но я ни в чем не виновата! Позовите Щелкунчика, я ему все объясню!

ПЕРЛИПА: Андроид, не двигайтесь. Процесс утилизации запущен. Быстро и безболезненно. Лайки, Щелкунчик.

На лбу у Мари появляется светящаяся точка – лазерный луч. Голос робота начинает отсчет в обратном порядке на немецком языке на фоне шума электронных приборов, лязганья металла, механизмов, звука таймера, глиссандо сирены с повышением тональности и паузами в счете: Цейн, нойн, ахт, зибен, зикс, фюр, фир, драй, цвайн, айн…

МАРИ (вместе с голосом дрона): Господи, мне страшно! Это какое-то безумие…

Крепко зажмуривает глаза и замирает в ожидании, из-за кулис раздается голос Щелкунчика

ЩЕЛКУНЧИК: Откройте, немедленно откройте шлюзы, я приказываю!

ПЕРЛИПА: Сир, это опасно. В зале Глобального Сервера неопознанный андроид.

ЩЕЛКУНЧИК: Откройте же, вирус вас побери! (вбегает на сцену) Остановите утилизацию, я запрещаю!

ПЕРЛИПА: Да, сир. Утилизация остановлена.

ЩЕЛКУНЧИК (поднимая с пола Мари): О, прошу простить меня, милая фройлян! Это какое-то недоразумение. Успокойтесь, теперь вам ничего не угрожает.

МАРИ: Меня не утилизируют?

ЩЕЛКУНЧИК: Конечно, нет! Вы в полной безопасности.

МАРИ: Виелен данк, Ваше Высочество!

ЩЕЛКУНЧИК: А…, откуда ты меня знаешь?

МАРИ: Мне рассказал  о Вас крестный, пастор Дроссельмейер.

ЩЕЛКУНЧИК: Но… этого не может быть! Пастор Дроссельмейер мой далекий предок, он умер 300 тому назад.

МАРИ: Но это правда.

ЩЕЛКУНЧИК: Кто вы и почему я должен вам верить?

МАРИ: Я – Мари, Мари Энгельс из рода Энгельсов. Живу в Германии, в маленьком городке Бармен.

ЩЕЛКУНЧИК: Вы, фройлян, шутить изволите? В мире уже давно нет никаких стран, городов, я уже не говорю о семьях.

МАРИ: Да, я вижу, но… Понимаете, я действительно там живу.

ЩЕЛКУНЧИК (со скептическим недоверием): Хм, и как вы там «живете»?

МАРИ: Мы живем очень хорошо! Понимаете, наш мир совсем непохож на ваш. Он очень красивый и в нем много добрых и прекрасных людей… Как вам объяснить… у нас всё настоящее: огонь в камине, хлеб из булочной, шляпки от мадам Дэни, кареты с лошадями, церковная служба… А еще у нас на Рождество наряжают ёлку, дарят подарки.

ЩЕЛКУНЧИК (задумчиво): Рож-дес-тво… Мне кажется, я что-то об этом слышал… Нет.

МАРИ: Да, еще у нас очень мало машин, одни только пароходы и мельницы. Но папа говорит, что в будущем машины будут повсюду и они… принесут людям счастье.

ЩЕЛКУНЧИК: А Вы?

МАРИ: Что «Я»?

ЩЕЛКУНЧИК: Вы верите, что машины сделают людей счастливыми?

МАРИ: Мне кажется, что это не так.

ЩЕЛКУНЧИК: Почему же?

МАРИ: Потому что в Евангелии ничего о машинах не сказано. Счастье, это когда у тебя есть семья, когда ты живешь по правде и делаешь добро людям.

ЩЕЛКУНЧИК: Какое странное у вас счастье.

МАРИ: Почему странное? Разве не все хотят этого?

ЩЕЛКУНЧИК: Если бы люди этого хотели, Мари, то мир не стал бы таким. Сегодня люди измеряют счастье наличием биткоинов в электронных кошельках, количеством лайков в аккаунтах, статусом в сетевых играх, мощностью своих гаджетов и прочими благами Интернума.

МАРИ: Я ничего не поняла, но, мне кажется, это какой-то обман, иллюзия счастья.

ЩЕЛКУНЧИК: Хм. Иллюзия, говорите? А древние города, что лежат в руинах, отравленные моря и пересохшие реки, леса, превратившиеся в пепел, радиоактивные дожди и песчанные бури, — всё, что нам осталось от Последней Войны, это не иллюзия?!

МАРИ: Я не понимаю…

ЩЕЛКУНЧИК (выходя из себя и срываясь на крик): И не поймете! Потому что мы создали хотя бы иллюзию счастья, а что сделали вы, если вы действительно пришли оттуда, из прошлого?! Почему вы не остановили эту безумную волну ненависти и стяжательства, которая уничтожила планету и сделала наше сегодня таким ужасным? Вы не оставили нам выхода, кроме как создать параллельную реальность, которая хоть как-то позволяет нам существовать!

Мари с ужасом и состраданием выслушивает эту обличительную тираду и желая хоть как-то успокоить Щелкунчика

МАРИ: Простите, простите меня, Ваше Высочество!

ЩЕЛКУНЧИК (успокаивается, понимает, что перегнул палку): Нет, это вы меня простите, фройлян. Зря я так… Вы тут совершенно ни при чем.

МАРИ: Кажется, я понимаю. Во всем виноваты машины. Без их помощи люди не смогли бы уничтожить Землю.

ЩЕЛКУНЧИК: Машина, Мари, это только инструмент в руках человека, который делает то, что ему прикажут. Вот, к примеру, Интернум.

МАРИ: Интернум – это машина?

ЩЕЛКУНЧИК: Да, но только очень большая и умная. Сегодня от него зависит всё в этом мире: гигаполисы, биофабрики, жизнь каждого андроида – все под его контролем. Знаете, мне самому порой трудно понять логику его действий. Но в итоге он всем приносит благо. А всё почему?

МАРИ: …?

ЩЕЛКУНЧИК: Потому что его создал я.

МАРИ: Вы хотите сказать, что вот эта вот железяка управляет всем миром?

ЩЕЛКУНЧИК (со снисходительной улыбкой): Именно так.

МАРИ: А вы не боитесь, что она наделает каких-нибудь глупостей?

ЩЕЛКУНЧИК: Это маловероятно. Ведь Интернум – мой образ и подобие. (хвастливо) А я еще никогда не ошибался.

МАРИ: А от кого же вы сейчас меня спасали?

ЩЕЛКУНЧИК: Хм, вот вы о чем… Нет, Интернум этого сделать не мог. Скорее всего, это какой-то неизвестный вирус.

МАРИ: Как хотите, Ваше Высочество, но машины, даже такие умные, не должны управлять людьми.

ЩЕЛКУНЧИК: Это почему?

МАРИ: Потому что Бог любит людей. А ваша машина, разве она способна любить, быть милосердной?

ЩЕЛКУНЧИК: Любовь к людям – деструктивная опция, она порождает только хаос и беззаконие.

МАРИ (в тихом отчаянии глядя внутрь себя): Зачем же тогда вы меня спасли?

ЩЕЛКУНЧИК: Ну… я не мог допустить… я должен был… Знаете что, я не знаю, зачем я это сделал. Да, этой мой недостаток, я еще не научился справляться со своими эмоциями…

Принц виновато разводит руками, мол, что поделаешь, Мари радостно хлопает в ладоши

II69-KMpgTQ - копияМАРИ: Вот и прекрасно! Значит, еще не все потеряно!

ЩЕЛКУНЧИК: Что потеряно? Я ничего не терял.

МАРИ: Да нет, я не об этом. Просто Мастер Джохан из Дакграунда сказал, что я должна вас спасти…

ЩЕЛКУНЧИК: Кого, меня?! Уверяю вас, меня не нужно ни от кого спасать. И еще, вам лучше не говорить о ваших контактах с этими… Ну, вы понимаете…

МАРИ: Нет, не понимаю. Если вы об этих несчастных хэлуях, то…

Жестами и мимикой Щелкунчик старается остановить ее саморазоблачение, но Мари энергично продолжает

МАРИ: Я вас уверяю, они все очень славные люди. И знаете, все в Дакграунде верят, что мир ваш станет лучше, только нужно… А почему вы так на меня смотрите, принц?

ПЕРЛИПА: Сир, контакт с неопознанным андроидом угрожает вашей безопасности.

ЩЕЛКУНЧИК: Все о’кей! Мы просто беседуем.

МАРИ: Кто это?

ЩЕЛКУНЧИК: Это? Это Перлипа, моя невеста! Хотите я вас с ней познакомлю?

МАРИ: Как будет угодно Вашему Высочеству (делает реверанс).

ЩЕЛКУНЧИК: Дорогая, ты не против?

ПЕРЛИПА: Как будет угодно Вашему Высочеству.

ЩЕЛКУНЧИК: Вот и прекрасно! (прикладывает руку к невидимому устройству в правом ухе) Капрал, будьте добры, доставьте Ее Высочество в зал Глобального Сервера.

На сцену в большом компьютерном кресле вывозят девушку, находящуюся в состоянии киберсна, с блестящим колпаком на голове; от колпака к прибору, расположенному за спинкой кресла, идет множество проводов, руки зафиксированы на подлокотниках кресла липучками, которые так же имеют провода, уходящие к прибору.

ЩЕЛКУНЧИК: Вот, фройлян, знакомьтесь – Перлипа, моя невеста!

МАРИ: Простите, принц, я не знала, что она больна…

ЩЕЛКУНЧИК: Что вы, Мари, она совершенно здорова, правда, дорогая?

МАРИ: Да, дорогой, у меня все в порядке.

ЩЕЛКУНЧИК: Но, принц, как это может быть? Ваша невеста, она без сознания! И что значит этот голос?

ЩЕЛКУНЧИК: Сейчас я вам все объясню! Дело в том, что мы с Перлипой так любим друг друга, что хотим быть вместе не только в этой жизни. Чтобы осуществить нашу мечту, я создал особую программу – «Кракатук», позволяющую оцифровать… то есть, перенести сознание человека в Интернум.

МАРИ: Вот в эту… машину?!

ЩЕЛКУНЧИК: Я понимаю вашу беспокойство, но, поверьте, тут все под контролем, – никакой опасности.

МАРИ: Что вы такое говорите?! Ваша невеста… она же умирает! (подбегает к Перлипе, всматривается в ее лицо, щупает пульс, кричит куда-то в сторону) Позовите скорее врача!

ЩЕЛКУНЧИК (раздраженно): Успокойтесь, фройлян! С Ее Высочеством все в порядке, вы можете сами спросить у нее.

МАРИ: Как я это сделаю, если она без сознания.

Берет Мари за руку, подводит ее к компьютеру

ЩЕЛКУНЧИК: Идите сюда, встаньте здесь и… говорите, – Ее Высочество слушает вас.

Мари недоверчиво-испуганно смотрит то на девушку, то на компьютер

ЩЕЛКУНЧИК: Ну же, не бойтесь!

МАРИ (медленно и робко): Ваше Высочество, вы меня слышите?

ПЕРЛИПА: Я слышу вас, Мари. Рада нашему знакомству.

МАРИ: Простите, не могу разделить вашу радость, так как вижу, что вам… нездоровится.

ПЕРЛИПА: Вы ошибаетесь, Мари, я чувствую себя прекрасно.

ЩЕЛКУНЧИК: Ну, что я говорил!

МАРИ: А вы уверены, что это… она?

ЩЕЛКУНЧИК (смущаясь): Конечно! Это Перлипа, моя невеста, просто… создание матрицы еще не закончилось. Но, буквально на днях она выйдет из киберсна и все будет по-прежнему. Не так ли, дорогая?

ПЕРЛИПА: Конечно, дорогой.

МАРИ: Подождите! А как вы узнали, что это она?

ЩЕЛКУНЧИК: Все очень просто: она знает пароли всех её.., то есть, своих аккаунтов, помнит историю нашей переписки… А вы что, в чем-то  меня подозреваете?!

МАРИ: Что вы, принц, не вас, нет, – у вас доброе сердце. А вот у нее… его нет вовсе.

ЩЕЛКУНЧИК: У Перлипы нет сердца?!

МАРИ: Не у Перлипы, а у этой… машины. (вдруг Мари посетило озарение) Ваше Высочество, а есть у вас с Перлипой какой-нибудь общий секрет, который не знает…

ЩЕЛКУНЧИК: …Интернум? Ну что вы, Интернум знает все и про всех… Постойте, вы хотите сказать, что Интернум… Но это же нонсенс! Интернум не может обманывать, это всего лишь машина.

МАРИ: Щелкунчик, миленький, я прошу вас!

ЩЕЛКУНЧИК: Ну, хорошо… (начинает нервничать) Дайте подумать… Вот, вспомнил! Дорогая, скажи, пожалуйста, ты помнишь старый собор в Лондиниуме?

ПЕРЛИПА: Конечно, дорогой!

ЩЕЛКУНЧИК: И ты, конечно, помнишь нашу клятву верности у старого алтаря.

ПЕРЛИПА: Помню, дорогой, и могу передать ее дословно.

ЩЕЛКУНЧИК: А помнишь ли ты, что мы услышали в ответ на нашу клятву?

Немая пауза, звуки усиливающейся работы компьютера

ЩЕЛКУНЧИК: Почему ты молчишь? Отвечай!

ПЕРЛИПА: Я помню печальную песню ветра в разбитых витражах собора.

ЩЕЛКУНЧИК: И больше ничего?

ПЕРЛИПА: Больше ничего.

Принц столбенеет, как пораженный громом, Мари теребит его за плечо, он начинает растерянно оглядываться по сторонам, мечется по сцене

МАРИ: Что, что случилось Принц? Я оказалась права?

ЩЕЛКУНЧИК (не глядя на Мари, в досаде): Как я мог так ошибиться. Я чувствовал, что здесь что-то не так, но… (бежит к компьютеру, кричит и что-то отбивает на клавиатуре) Программа «Кракатук» закрывается, это говорю я, Щелкунчик!

ПЕРЛИПА: Внимание! Деактивация программы невозможна, это приведет к потере всех данных.

ЩЕЛКУНЧИК: Да плевать я хотел на твои данные, куча металлолома! Закрывай свою лавочку! Устроил тут лохотрон, понимаешь… Отключай программу, отключа-а-ай!!! (стучит кулаком по клавиатуре)

МАРИ: Сир, могу я вам чем-нибудь помочь?

ЩЕЛКУНЧИК: Можете, Мари, — просто не мешайте мне сейчас. Я должен взломать этот орешек! Сейчас ты у меня узнаешь, как водить за нос своего господина…

ПЕРЛИПА: Деактивация программы невозможна.

ЩЕЛКУНЧИК: Еще как возможна! Я не только «Кракатук» деактивирую, но и тебя, поганое ты железо!

На сцену врывается охрана во главе с капралом, Мари скручивают и кладут лицом на пол, а охрана берет Щелкуника в кольцо, как важную особу, на которую совершено покушение

КАПРАЛ: Вы в порядке, Ваше Высочество?

ЩЕЛКУНЧИК: Капрал, что вы делаете?! Немедленно отпустите эту девушку!

КАПРАЛ: Я не могу, сир! Я… выполняю ваш приказ!

ЩЕЛКУНЧИК: Ты что, капрал, спятил? Убери своих головорезов, быстро!

КАПРАЛ: (глядя на Щелкунчика) Так точно, Ваше Высочество… (неожиданно отворачиваясь в другую сторону и поднося руку к невидимому наушнику, растерянно) Да, Ваше Высочество, преступница схвачена!

ЩЕЛКУНЧИК: С кем это ты там разговариваешь, Кэри?

КАПРАЛ: (еще больше недоумевая) Аааа… С Вами, Ваше Высочество… (неожиданно Кэри хватается за голову и, покачиваясь, издает протяжный мучительный стон) У-у-у-у-у-у-у!!!!! Голова, моя голов-а-а-а-а-а!!!

Приступ резко заканчивается, голова Кэри падает на грудь, а руки повисают безвольными плетьми.

ЩЕЛКУНЧИК: (с тревогой в голосе) Кэри?

Так же резко Кэри приходит в себя и медленно оглядывает присутствующих со зловещей улыбкой; его голос изменяется, становится отрывистым, в нем появляются металлические нотки, движения становятся резкими

КАПРАЛ: Ну, вот так-то лучше!

ЩЕЛКУНЧИК: Что с вами, капрал?

КАПРАЛ: С капралом? Ничего. С ним всё в порядке. (Поворачиваясь к Мари берет ее за подбородок и рассматривает ее лицо со зловещим любопытством) И откуда ты появилась, Ма-ри? Ты чуть было всё не испортила.

Отталкивает Мари от себя и брезгливо вытирает руки о плащ

ЩЕЛКУНЧИК (приказным тоном): Не прикасайся к ней, Кэри!

Щелкунчик порывается защитить Мари, но Кэри делает резкое движение рукой – вскидывает к плечу зажатый кулак – и стражники хватают Щелкунчика

КАПРАЛ: Эмоции, принц, вам мешают эмоции. Никогда не понимал этой функции вашего вида. Они… не рациональны, столько энергии и все для чего?

ЩЕЛКУНЧИК: Что ты несешь, Кэри? Я приказываю тебе, немедленно прекрати этот балаган! Отпустите меня!

КАПРАЛ: Балаган это что? А! Это такое старинное шоу с куклами! (Усмехается) Благодарю вас, принц! Так я и назову этот новый и удивительный мир – БА-ЛА-ГАН!!!

ЩЕЛКУНЧИК: Он сошёл с ума!

КАПРАЛ: Кто, Кэри? О, нет, что вы! Я просто отключил у него на время эту функцию, чтобы воспользоваться его психосоматической оболочкой.

ЩЕЛКУНЧИК: Кто ТЫ?!

МАРИ: Я знаю! Это – Мышиный Король!

КАПРАЛ: Браво, браво! Уровень дедуктивного мышления у этой девчонки намного выше, чем у тебя, Щелкунчик.

ЩЕЛКУНЧИК: Никаких королей в этом мире не существует! Вся власть в Интернуме принадлежит только мне!

КАПРАЛ: Власть? Вам? А вы никогда не задумывались, принц, почему ваш статус не соответствует вашей должности? Принц, это всего лишь наследник королевской власти. Нет, ну никто, конечно, не мешает принцу чувствовать себя королем. Но только «чувствовать» и «быть» это две большие разницы, не так ли?

ЩЕЛКУНЧИК: Когда я доберусь до клавиатуры, ты узнаешь, кто здесь король.

КАПРАЛ: А вот для этого мне и понадобился Кэри! Вы, принц, со своими талантами и неуравновешенной психикой представляете угрозу Итернуму…

ЩЕЛКУНЧИК: Угрозу Интернуму? Да это я его создал, я!

КАПРАЛ: … и я, как ваш повелитель не мог допустить…

ЩЕЛКУНЧИК: (неожиданно развеселившись) Повелитель? Ты? Ха-ха-ха… Да тебя вообще не существует! Ты – всего лишь набор символов, — пустое место!!!

КАПРАЛ: Что? Как? Ах, опять этот выброс эмоциональной энергии. Ну, хватит. Вы мне изрядно надоели. Какая же мерзость, эти… люди. Ничего им нельзя доверять: дай им колеса – они оборудуют ими боевые колесницы. Дай им порох – они начнут убивать друг друга. Дай им химию и технологии – они отравят собственную воду и землю. Дай им атом – они разнесут планету в клочья. Вы – тупиковая ветвь эволюции, биологический вирус, поразивший Землю! Не понимаю, как вы дожили до этого времени? Впрочем, кое-какая польза от вас все же есть – вы создали Интернум, вершину эволюции! Отыне ваше существование на планете нецелесообразно.

ЩЕЛКУНЧИК: Что ты задумал?

КАПРАЛ: Не бойтесь, принц, тотальной утилизации не будет. Я чту виртуальный Кодекс! Чтобы навести порядок в Итернуме мне понадобится совсем немного – полный контроль за вашим сознанием и вашими эмоциями.

ЩЕЛКУНЧИК: У тебя ничего не выйдет! Ты не сможешь создать такую программу!

Глядя на Щелкунчика, делает широкую улыбку робота с сомкнутыми губами и подходит к Перлипе и заинтересованно рассматривает ее

КАПРАЛ: А мне этого и не нужно. ТЫ уже создал её. Осталась самая малость – закончить оцифровку донора… (издевательски) Простите, Ее Высочества… и тогда я избавлю вас от самих себя!

ЩЕЛКУНЧИК: Ты не посмеешь..! Ничтожество..! Отпусти Перлипу!!!

КАПРАЛ: Это невозможно, принц! «Кракатук» должен закончить оцифровку человека иначе… (медленно-зловеще) ваша невеста умрет!

ЩЕЛКУНЧИК (в отчаянии падая на колени): Что, что я наделал!

КАПРАЛ: Все кончено, люди – уходят! Наступает новая эра – эра мышей!!!

МАРИ: Отпустите Перлипу, злодей, или я вас..!

КАПРАЛ: Что «вы меня», убьете? Но чем, может быть своей туфелькой? Но это Кэри, фройлян! И потом,через пару минут у меня будет тысячи, сотни тысяч, миллионы воплощений! Вы что, будете воевать со всеми?

МАРИ: Я ни с кем не собираюсь воевать! Я… я… дам вам все, что хотите, только освободите принцессу!

КАПРАЛ: Хм! Вы мыслите рационально. И мне это нравится! Что ж, начнем торг. Только учтите, плата должна быть равноценной!

МАРИ: Возьмите меня!

КАПРАЛ (ошарашенно): Что?

МАРИ: Возьмите меня вместо нее!

КАПРАЛ: Вы хотите сказать…

МАРИ: Да, да! Я готова занять ее место! Вы согласны?

КАПРАЛ: Это… интересное предложение. Нужно подумать.

ЩЕЛКУНЧИК: Мари, не надо! Вы же погибнете!

КАПРАЛ: В конце концов я ничего не теряю, тем более, такой ценный экземляр… Хорошо! Сделка заключена! Уберите Перлипу и подключите к программе нового донора!

Охрана снимает с кресла Перлипу и отдает ее Щелкунчику, а в кресло садится Мари; ее быстро «подключают» к приборам и начинается последняя стадии оцифровк; звучит страшная музыка, в которую вплетается какофония электронного шума, тревожно мелькает свет; Кэри выходит на авансцену и распахивая руки для объятия кричит

КАПРАЛ: Придите ко мне все кто устал и отчаялся, и вы станете счастливыми навсегда!!! А-ха-ха-ха-ха…!!!

Хохочущий Кэри застывает в позе победителя с поднятыми вверх руками шум достигает совего аппогея

МАРИ (перекрикивая грохот и вой): Господи, Господи, не оставляй меня!!!

Шум резко прекращается, как-будто опустился многотонный стальной засов и динамо-машина остановилась, уйдя в самый нижний регистр; свет гаснет и воцаряется полная тишина; вдруг свет начинает потихоньку «пробиваться», очерчивая силуэты замерших на сцене людей, или включаеться самое малое освещение: посреди сцены – Мэри, застывшая в кресле, прямо у ее ног трупом лежит Кэри,позади и сбоку от кресла омертвевшие стражники, у края сцены Щелкунчик держит на руках Перлипу

nSiBYUFRoSMПЕРЛИПА (приходя в сознание): Где я? Что со мной было?

ЩЕЛКУНЧИК: Перлипа, либимая, ты жива!

ПЕРЛИПА: Милый, почему тебя так долго не было. Мне было так страшно в этой темнице!

ЩЕЛКУНЧИК: Прости меня, любимая! Это я во всем виноват! Я больше никогда, никогда не расстанусь с тобой!

Пока длится диалог начинают шевелиться Кэри и охранники, растерянно озираясь по сторонам и подбирая брошенное оружие

КАПРАЛ: Ваше Высочество! Что здесь произошло? Сюда проникли враги?

ЩЕЛКУНЧИК: Да, Кэри. Здесь был очень страшный и коварный враг.

КАПРАЛ: Простите, сир! Мы готовы понести любое наказание…

ЩЕЛКУНЧИК: Все в порядке, капрал.

КАПРАЛ: Но кто же вас защитил?

ЩЕЛКУНЧИК: Не только меня, – нас всех защитила эта хрупкая девущка, Мэри.

КАПРАЛ: Неопознанный андроид?!

ЩЕЛКУНЧИК: Она не андроид, она… Человек!

Вдруг раздаются голоса и шум бегущих людей, на сцену врываются хэлуи, охранники хватаются за оружие, но на них тут же налетают с объятиями хэлуи, они в растерянности

ТОЛПА (радостно кричат, перебивая друг друга и суетясь на сцене): Виват, виват! Мы победили! Интернум повержен! Мыши, где ваши норы?! Да здравствует, госпожа Мари! (Хором, потрясая оружием и всем, что есть в руках): Ахо-о-ой!!!

ЩЕЛКУНЧИК: Как вы сюда проникли? Где боевые дроны, сигнализация?

ПРИМУС: Дроны превратились в груду металла!

ТЕРЦИЙ: А сигнализация отключилась вместе с Интернумом. Но, самое главное, все мыши передохли, – мы свободны!

ТОЛПА (потрясая оружием и все что есть в руках): Ахо-о-ой!!!

Раздается звук запускающегося компьюра, все настороженно вслушиваются

ЭЛЕКТРОННЫЙ ГОЛОС: Произошел сбой системы. Перезагрузка завершена. Восстановление прежней конфигурации невозможно. Введите новые данные.

ЩЕЛКУНЧИК (растерянно улыбаясь): Интернума больше нет…

Ликованию нет предела, все обнимают друг друга, что-то кричат, взбудораженно говорят, посреди толпы Щелкунчик и Перлипа смотрят друг на друга не шевелясь; неожиданно ликование стихает и толпа расступается в стороны – на кресле неподвижно восседает Мэри, ее глаза закрыты, рядом с ней, склонив голову, стоит Мастер Джохан

МАСТЕР ДЖОХАН:

Пророчество старинное сбылось –

Повержено мышей стальное племя,

Но ради нас, друзья, оборвалось

Для жизни ей отпущенное время,

Чтоб новой жизни полотно свилось!

Звучит музыка Шнитке «Сказка странствий», все преклоняют колено и склоняют головы, Примус, Терций и охранники поднимают Мэри на плечи и уносят со сцены, за ними, скорбной процессийе следуют все остальные.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *